remove_filter('pre_comment_content', 'wp_rel_nofollow', 15 ); “Это была абсолютнейшая авантюра”. Как мотогонщица Анастасия Нифонтова поехала ралли-рейд “Шелковый путь” на автомобиле без опыта в автоспорте и что из этого вышло | Гаджет мания

“Это была абсолютнейшая авантюра”. Как мотогонщица Анастасия Нифонтова поехала ралли-рейд “Шелковый путь” на автомобиле без опыта в автоспорте и что из этого вышло

Имя российской мотогонщицы Анастасии Нифонтовой известно всем любителям мотоспорта. Она стала первой девушкой из России, принявшей участие в ралли-марафоне "Дакар 2017" — и занявшей в женском зачете второе место.

В 2015 году Нифонтова выиграла Чемпионат мира по кросс-кантри ралли FIM, а в 2014 и 2016 годах занимала в нем второе место. В 2018 году Настя приняла участие в ралли-рейде "Шелковый путь" на автомобиле, чем многих удивила.

Я попросил Настю рассказать читателям Д2, как это было. Получилась, как мне кажется, увлекательная история с множеством подробностей.

Настя, расскажи пожалуйста, как вообще так получилось, что ты, мотогонщица, приняла участие в “Шелковом пути” на автомобиле?

Удивительного ничего в этом нет, ведь уже много лет я занимаюсь только ралли-рейдами. Естественно, на мотоциклах. Я долго уговаривала Чагина и организаторов “Шелкового пути”, что нужно делать мото-зачет, так как ралли-рейд без мото-зачета — это в общем-то не настоящий ралли-рейд в полном объеме.

В итоге в прошлом году в начале лета было объявлено о том, что организаторы “Шелкового пути” решили сделать мото-зачет. Все спортсмены засобирались, и я тоже. Ура-ура! Но в последний момент, осенью, это решение было отменено по ряду причин.

Поскольку мы с моим партнером, Toyota Team Russia, уже настроились, что едем “Шелковый путь” — а они же еще и партнеры этого ралли-рейда — то мы немного приуныли, но решили, что необходимо в любом случае делать какую-то масштабную активность.

И тут я предложила такой смелый, бредовый вариант — а давайте попробуем меня запустить в “Шелковый путь” на машине. Машину найдем, подсчитаем бюджет, и поедем. Им идея в целом понравилась. Нужно было оценить стоимость, проверить, насколько этот проект вообще жизнеспособен, и далее действовать по ситуации.

В качестве пробного варианта, чтобы понять, могу я хорошо ехать на машине или нет, мы решили принять участие в бахе “Северный лес” в феврале. Все прошло относительно позитивно — весь заезд я удерживала третью позицию в зачете Чемпионата России в классе Т2, но в шести километрах до финиша ошиблась с траекторией и “засадила” машину. Но стало понятно — могу ехать нормально.

После этого мы с партнерами утвердились в решении ехать “Шелковый путь”. Ну, и поехали.

До твоего выезда на “Северный лес”, был ли у тебя какой-то опыт в автоспорте?

Нет. Если не считать того, что в январе судьба неожиданно завела меня на автокросс, где я пару кругов проехала на “Жигулях”. Это был самый первый опыт. Но нормального опыта в ралли-рейдах на машине — нет, не было.

То есть для тебя это, по сути, была авантюра?

Абсолютнейшая авантюра. И я считаю, что при том, какие результаты мы показывали в процессе, можно сказать что эта авантюра удалась.

Расскажи про свой автомобиль, где вы вообще его взяли?

Land Cruiser 200 2008 года был взят в аренду у российских раллистов. Эта машина повидала многое. Где она только не была — на Дакаре, на Чемпионатах Мира, и в российских ралли-рейдах участвовала, с разными гонщиками, с разными механиками.

Если говорить честно, то машина была уставшая. У нас не было большого бюджета — а автоспорт, как ты понимаешь, это очень и очень дорого. Ведь изначально мы планировали участие в мото-зачете, а это гораздо дешевле. Поэтому мы, к сожалению, не смогли найти машину поновее, получше, да и времени у нас не было.

Окончательное решение о том, что мы едем “Шелковый путь”, было принято практически в последний момент, и действовать пришло исходя из того, что есть. Поэтому мы взяли эту машину, и решили, что по возможности сделаем все необходимые проверки и доработки. Что успеем — то успеем.

Я так понимаю, в процессе подготовки автомобиль пережил рестайлинг?

Само собой. Поскольку эта история во многом была для прессы, для рекламы, для Toyota было интересно, чтобы автомобиль выглядел как современная “двухсотка”. Поэтому мы и сделали этот рестайлинг. В гонке бампера и прочая навеска — расходники, так что это было нелишним.

Как все происходило, были ли какие-то сложности с подготовкой?

Я исключительно довольна своим партнерством с Toyota, но надо понимать, что это очень большая компания, и согласование разных вопросов занимает время. Поэтому нам так важно было в оставшееся время успеть купить необходимые запчасти и подготовить автомобиль.

Тут я хочу похвалить компанию “Спортфабрика”, которая оказывала нам техническую поддержку. За короткий промежуток времени они машину разобрали и собрали заново, все сделали и проверили. К ним нет никаких нареканий — все, что от них зависело, они сделали по-максимуму.

Единственное, что мы не стали смотреть, куда не полезли — это двигатель автомобиля. Ребята мне сразу сказали — вынимать двигатель и разбирать его, диагностировать и скорее всего заказывать запчасти — уйдет месяц-полтора, и мы физически тогда не успеем сделать в машине больше ничего.

Мы поговорили с механиками, которые раньше обслуживали эту машину. Те с уверенным выражением лица сказали нам, что двигатель как новый, что они там все сделали и поменяли, и не надо туда лазить. Мы этим людям поверили на слово.

Все остальное наши механики сделали превосходно — перебрали подвеску, настроили КПП и так далее.

Коробка — ручная?

Коробка механическая, эта машина изначально была предназначена для рынка Эмиратов. Поэтому на ручке. Причем меня сразу все напугали, что коробка очень нежная, и нужно переключаться очень аккуратно. Одно неловкое движение — и все пропало! Но у нас с коробкой никаких проблем не было — с самого начала и всю гонку коробка работала чудесно.

Главной нашей проблемой было, что на машине должны стоять рестрикторы диаметром 32 мм, которые ограничивают мощность автомобиля. Когда машина на заводе сделана под одно, и тут ей вставляют какие-то ограничители, мозги у автомобиля начинают “кипеть” и он перестает ехать. Все работает не так, как должно.

В связи с этим нужно под рестрикторы подгонять топливную карту, перепрошивать мозги. В общем, колдовать. На этой машине раньше стояли некие “коробочки”, которые были не совсем легальными, потому, что по регламенту не положено вносить изменения в стандартную проводку. А там стояли эти “коробочки”, которые были вшиты в проводку. Меня уговаривали их оставить, мол, поедешь так.

Но мы решили, что хотим играть по правилам, по честному. И если по регламенту не положены эти “коробочки”, пускай и хорошо спрятанные, то мы так делать не будем. Мы приняли решение все “коробочки” удалить и прошить стандартные мозги автомобиля — как получится. Так и сделали.

Прошивка получилась странная. Рабочий диапазон получился очень узкий и завышенный. Дизель должен тянуть на низах, а у нас машина “ехала” с 3000 до 3500 об/мин. Небольшой такой диапазончик, и нужно было все время его выдерживать. Это было непросто. Вторая передача закручивается в звон, переключаешься на третью — уже падают обороты, не хватает тяги. И с этим нам тоже приходилось бороться всю дорогу.

Повторюсь, времени у нас было совсем мало. Машину мы собрали за неделю до отъезда на гонку. С моим мужем Антоном мы успели съездить на небольшую покатушку в Андреаполь, на “Мото-Ралли-Кап” к Леше Кузьмичу. Но там была гонка по лесам и болотам, дождь шел два дня. Проверить машину в тех режимах, в которых она потом поехала на “Шелковом пути”, у нас толком не получилось. История была скорее ближе к трофи.

Ну, мы посмотрели, что все относительно работало, и поехали в Астрахань.

Своим ходом?

Да, своим ходом. Потому что не было подходящего прицепа, к тому же, решили что 1500 километров до Астрахани помогут выявить какую-нибудь неисправность и устранить ее до гонки.

Парни-механики погнали машину, мы тоже на машинах приехали — наш большой микроавтобус-техничка и гражданский Toyota Land Cruiser 200. Приехали, машину потестили в первый день в рамках предстартового шейк-дауна, все было более-менее нормально, кроме небольшого рабочего диапазона двигателя. В песке было неудобно. Но делать нечего…

Лучше всего работало подвеска — по два гоночных Reiger’а на колесо. Она реально доставляла удовольствие. Так мы к старту и пришли…

Какие-то новые эмоции были от того, что ты выступала на автомобиле, а не на мотоцикле?

Безусловно, эмоции были, это совершенно другое. На мотоцикле я сижу верхом и чувствую все что происходит вокруг. В машине я сижу в железной коробке, передо мной — ветровое стекло. Ветер в лицо не дует. И у меня, особенно по началу, была большая проблема — я не чувствовала скорости. Я разгонялась, но мне казалось, что я стою на месте. Приходилось этот момент все время контролировать, это было непросто.

В машине в принципе не страшно. Небольшая ошибка в повороте — и в крайнем случае проскользишь со сносом оси и поедешь дальше. Даже если перевернешься — ничего страшного не случится, во всяком случае, несравнимо с тем, когда ты на мотоцикле вылетаешь на скорости 100 километров в час и руками, ногами и головой собираешь все эти кочки.

Чисто физически на машине ехать в разы легче, это даже не обсуждается. За все дни гонки, что мы были в бою, у меня мышцы вообще нигде толком не заболели. Чуть чуть только в руках и плечах, когда был кусок спецучастка с активной рулежкой. Но по сравнению с мотоциклом это вообще ничего. В общем, на машине можно гонять и в глубоком пенсионном возрасте. Понятно, что с возрастом реакция ухудшается, еще что-то, но с точки зрения возможности машина продлевает спортивную карьеру.

Есть ли отличия в том, как читается трасса на мотоцикле и автомобиле?

У мотоцикла — два колеса, у автомобиля четыре. На мотоцикле ты понимаешь, что малейшая ошибка может стоить очень дорого, ты должен очень чувствовать сцепление с дорогой, сканировать глазами грунт до тысячной доли миллиметра.

На машине, когда ты едешь на результат, все то же самое, но если ты где-то ошибся, где-то промахнулся — это сильно не сказывается на твоем здоровье. Или едешь дальше, или застрял, или вылетел с дороги — но получить серьезную травму в категории Т2 (стандартные автомобили) маловероятно. Прототипы, конечно, гораздо быстрее, и риск там выше.

Плюс к этому, ты всегда должен понимать, что можно хорошо разогнаться и на Т2, но кочки и ямы убьют такую машину со стандартной подвеской гораздо быстрее, чем прототип с его длинноходной подвеской.

Как вы продвигались по ходу гонки, какие были результаты, и чем все закончилось?

Все было достаточно позитивно. С первого дня мы лидировали в своей категории, в какой-то момент даже были седьмыми в общем зачете.

Фото из Facebook Анастасии Нифонтовой

С каждым днем я чувствовала себя более уверенно за рулем. Поняла для себя, что лучше всего у меня получаются небыстрые участки с кочкарниками, по ним я ехала достаточно быстро.

На быстрых ходовых кусках, где были нужны навыки классического ралли — выставлять на полном ходу машину в поворот боком — этого мне не хватало. Банально нет опыта, сам понимаешь, до этого на машине всего три раза где-то прокатилась… Это очень мало для того, чтобы чувствовать машину на больших скоростях, чтобы ее закладывать, не боясь перевернуться.

Мы проехали пять из семи спецучастков. Ехали нормально, стабильно, у нас была какая-то тактика, которая была прежде всего направлена на то, чтобы сохранить автомобиль и удержать свое лидерство.

На пятый день у нас случились первые приключения технического характера. Срезало шпильки переднего левого колеса. Это случилось километров за 40 до финиша, что было очень обидно — у нас был хороший зазор, мы везли час ближайшим соперникам — китайскому экипажу. Плюс к этому, в это день мы слегка заблудились, и пока искали дорогу, еще минут двадцать на это потратили. И потом срезали шпильки, и пока мой штурман Олег все чинил…

Вообще, надо отдать ему должное, у него огромный опыт не только как у штурмана, но и как у механика, он сразу понял что к чему, что надо делать, но все равно это заняло много времени. После того, как мы прикрутили на место колесо, оно держалось всего на двух шпильках, и ехать быстро мы уже не могли. Нужно было аккуратно докатить до финиша. И со скоростью 40-50 километров в час мы ехали эти оставшиеся 40 километров. После этого наше преимущество растаяло, хотя при всем при этом мы остались на втором месте зачета Т2. Мы были настроены на следующий день наверстывать отставание, догонять, обгонять…

Но как раз на шестой день случилось то, что случилось. Прилетело откуда не ждали. Уже со старта я почувствовала, что машина идет тяжело. Вообще, она с самого начала плохо вела себя в песке, мотор тянул вяло и грелся. Нам приходилось делать остановки и остужать двигатель после больших “песочниц” — например, Большого Брата.

Сначала мы решили, что мешает радиатор кондиционера — мы хотели, чтобы в жару у нас был кондиционер. Потом механики его сняли, и вроде бы стало получше, но все равно машина грелась. Было не очень понятно, почему.

И вот в Арчединских песках под Волгоградом я понимаю что машина вообще не тянет, не едет. Мотор не везет. Жара. Может, давление в шинах? Прокручиваем в голове такие бредовые версии. Потом в один прекрасный момент автомобиль встал — двигатель закипел и заглох. Вылезли, смотрим — фонтан антифриза, пыхтит, шумит… подождали минут двадцать, долили воды.

Машина завелась, мы решили, что попробуем проехать сколько сможем — вариантов особо не было. Мы проехали еще метров пятьсот, после чего мотор крякнул и машина встала окончательно.

Фото из Facebook Анастасии Нифонтовой

Было дичайше обидно. Потому что мы ехали с хорошим результатом. План на эту гонку — достичь финиша — мы реализовать не смогли. Но что делать — это гонка… В тех условиях, в которых мы были — я имею в виду, время и средства на подготовку автомобиля, мы, я считаю, все равно выступили достаточно успешно.

Когда в Москве наши механики разобрали двигатель, я сильно удивилась, что автомобиль доехал своим ходом до Астрахани, и пять дней мог ехать в гонке на достаточно высоком уровне. Выяснилось, что те “механики”, которые обслуживали этот автомобиль раньше, и уверявшие, что “мотор как новый”, были мягко говоря неправы.

Весь мотор был забит герметиком, закупорившим масляные каналы по всему двигателю. Вкладыши коленвала были равномерно и сильно изношены. Наши механики считают, что это не могло произойти за одну гонку — они явно прошли не одну сотню тысяч километров. Это был старый, уставший, убитый двигатель. Когда мы отдали моим партнерам, компании Bosch, форсунки на диагностику, они проверили их на специальном оборудовании, и выяснили, что одна форсунка вообще была нерабочей. Плюс была “кривая” топливная карта…

И вот при всех этих вводных, я смотрю на этот автомобиль, и понимаю, что только Toyota могла с таким двигателем так на жаре ехать пять дней по пескам в гоночном режиме и только на шестой день сказать “все, ребята, имейте совесть, я больше так не могу”.

А какая конкретно поломка случилась с мотором?

Классический кулак дружбы — все расколошматило, шатун наружу, поршень в дребезги и все такое… Мотор был уставшим, плюс, герметиком все закупорило и масло не поступало, вот он и не выдержал.

Это было очень обидно, ведь наши парни все сделали, кроме мотора, который мы не стали трогать, поверить на слово тем, кому верить не стоило. “Мотор отличный, мы его перебирали, там все новое, стоят новые форсунки”…

Несмотря ни на что, тебе понравилось?

Да. Я в диком восторге! Я не ожидала, что гонки на автомобилях мне могут так понравиться. Сколько я пробовала ездить на машине, типа тренировочки по часику-полчасика, мне казалось что это какая-то скучнятина по сравнению с мотоциклом.

Но ты знаешь, нет. Когда у тебя команда, профессиональный штурман… Мне попался очень классный штурман, Олег Уперенко. Изначально со мной должен был ехать Кирилл Шубин. Но когда в последний момент объявили, что Шелковый путь будет не из Китая, а вокруг Астрахани, его контрактный пилот также собрался туда ехать. И мне в последний момент Кирилл и Костя Жильцов при помощи своего “штурманского профсоюза” нашли нового штурмана — Олега Уперенко, которого я совсем не знала.

Я конечно поначалу думала: “Какой-то непонятный мужик”. Но этот “непонятный мужик” оказался очень классным и по человеческим, и по профессиональным качествам. Мы, я считаю, отлично с ним сработались. Он даже в какой-то момент растрогался, мол, “это моя лучшая за всю карьеру гонка, несмотря на все эти приключения”. Возможно, дело в том, что он в основном ездил с коммерческими пилотами, а я все таки спортсменка. Поэтому и отношение другое, и все остальное.

Самое большое расстройство было не просто потому, что мы не финишировали. Больше всего меня огорчило, что я не знаю, когда у меня теперь будет такая возможность — погонять на машине. Моим спонсорам был интересен именно этот “Шелковый путь”, а не глобальная поддержка меня как автогонщицы.

Меня участие в этой гонке очень зацепило. В то же время я понимаю, что это настолько дорого, что за свои деньги я никогда не смогу этого сделать. А когда я в следующий раз найду спонсоров, которые смогут заплатить такие деньги — неизвестно. Поэтому вся печаль в остальном из-за этого. Но зацепило нереально, и я все таки хочу в будущем на машину пересесть.

Мне кажется, у меня может получиться с точки зрения езды на результат. Если я без тренировок и без опыта, на слабо подготовленной машине могу более менее прилично ехать, то если потренироваться, и сделать свою нормальную машину, то очень даже можно будет мальчишек погонять:)

Какие гоночные планы у тебя на ближайшее время?

Главная гонка, к которой я готовлюсь — это “Дакар”-2019. Стартовый взнос уже оплачен. Причем не просто “Дакар”, а в зачете Malle, сейчас он называется Original by Motul. Там участвует всего 25-30 участников, больше туда не допускается. Это гонщики, которые едут без сопровождения и без механиков. У них есть всего две коробки — одна с запчастями, другая с каким-то барахлом. И все. Ты едешь, сам ремонтируешь свой мотоцикл, если что-то случается, сам решаешь проблемы, не имеешь право на помощь со стороны.

Motul, мои партнеры, уже выяснили у организаторов, что в гонке в этом зачете ни одна женщина еще ни разу не участвовала. Поэтому это будет такой исторический момент. Я не могу сказать, что я уверена на сто процентов, что у меня получится преодолеть этот маршрут в этом зачете, посмотрим. Я буду делать все возможное, потому что очень хочется.

Круто! Желаю тебе удачи. Надеюсь, что все получится, а к автогонкам, если что, вернешься на пенсии. Будешь гонять на грузовике, как 77-летний Йошимаса Сугавара на своем Hino. Едет не спеша, получает удовольствие…

Да! Дедушка вообще могучий! Но вообще, мы все едем и получаем удовольствие. Борьба за результат — просто дополнение к этому.

***


Друзья, буду рад услышать ваши комментарии, или возможные вопросы к Насте — она обязательно на них ответит.

Читайте также:

— Четыре дня на ралли-рейде "Шелковый путь" за рулем медиа-кара
— 20 мгновений ралли-рейда "Шелковый путь 2018".

Источник: drive2.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.