Виртуальная реальность министра образования

Многие наивные граждане нашей страны считают, что жизнь у нас строится на основании законов. Министр образования и науки РФ А. А. Фурсенко решил развеять этот миф, и начал с самой благодарной аудитории — со студентов. И тема нашлась понятная для всех — стипендиальное обеспечение, которое в 2011 году впервые за три года решили повысить и заодно усовершенствовать. Напомню, что Председатель Правительства РФ В. В. Путин неоднократно заявлял о необходимости увеличить с сентября 2011 года стипендию на 9% и стипендиальный фонд на 20%.

Что же произошло на самом деле? По всей видимости, стесняясь вносить накануне выборов в Государственную Думу законопроект, увеличивающий размер стипендии на 99 рублей, Министр пошел инновационным авторским путем, просто перечислив в вузы дополнительные средства, понадеявшись на русское «авось». «Авось» не прокатило. Большинство ректоров вузов, приученных многочисленными проверками Счетной палаты и КРУ Минфина, абсолютно обоснованно ожидали официальных разъяснений Министерства образования о порядке расходования полученных средств. Тем более, что в пояснительной записке к ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О федеральном бюджете на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов» сказано: «Порядок использования указанных ассигнований и осуществления мероприятий, связанных с совершенствованием стипендиального обеспечения, должен быть установлен Правительством Российской Федерации.»

Гром грянул в конце сентября, когда сбылись, высказываемые экспертным сообществом мнения, что студенты из-за бездействия министерства могут в итоге остаться без повышенной стипендии. Поднятая на встрече с Президентом РФ Д. А. Медведевым и озвученная в телеграмме В. В. Путину проблема, заставила 23 сентября Министерство образования начать хоть что-то предпринимать, спасать лицо. (Замечу, что письмо за подписью сотрудника министерства никак не тянет на установленный Правительством РФ порядок). Но признать свою ошибку мужества не хватило, и началась череда заявлений, фактически обвинивших в случившемся ректоров вузов и, не поверите, руководителей студсоветов. С ректорами все более-менее логично, теоретически, они должны были поинтересоваться, что за деньги свалились среди лета на счет вуза. А вот за что же студсоветам досталось?

В ФЗ «О высшем и послевузовском образовании» сказано, что «Студенты федеральных государственных высших учебных заведений, обучающиеся по очной форме обучения (далее — студенты очной формы обучения) и получающие образование за счет средств федерального бюджета, обеспечиваются стипендиями в размере 1 100 рублей в порядке и на условиях, которые определяются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.» Упомянутый в законе «порядок» — это «Типовое Положение о стипендиальном обеспечении и других формах материальной поддержки студентов», утвержденное Постановлением Правительства РФ от 27 июня 2001 г. N 487. В нем четко сказано, что «Распределение стипендиального фонда и процедура назначения стипендий студентам, аспирантам и докторантам регулируются в порядке, утвержденном ученым советом... и согласованном со студенческой (объединенной) профсоюзной организацией (при ее наличии) и с представителями студентов.» Никакого упоминания о студсоветах в действующем законодательстве нет! Но ведь так хочется, чтобы было. Вот и фантазирует Министр образования на тему виртуальных своих, не подтвержденных законом, желаний.

Несолидно смотрелся и проведенный сегодня, 11 октября 2011 года, селектор министра с ректорами вузов и руководителями органов студенческого самоуправления. Ректора, которые полностью зависят от доброго расположения министра в вопросах своего назначения, годового премирования и финансирования вуза, не стали лезть в бутылку и доказывать свою правоту. Покаялись в нерасторопности. Взяли на себя вину Министра. Надеюсь, министерство не постесняется опубликовать стенограмму совещания, если постесняется — опубликуем мы.

Несколько слов о попытках Министерства противопоставить создаваемые студсоветы действующим профкомам студентов. В действительности никакого глубинного конфликта нет. Есть непонимание, почему А. А. Фурсенко пытается создать орган студенческого самоуправления, а лишь затем определить его статус, закрепить законодательно легитимный порядок его формирования путем демократических процедур, разобраться какие функционалы в управлении учебным и внеучебным процессом ему делегировать. Зачем эти несолидные для профессора, Министра РФ игры в подмену понятий, насаждение противоречий в студенческой среде. Если посмотреть объективно, то реально избранный студентами студсовет, борющийся за права и интересы студентов будет отличаться от нормального профкома студентов только одним — у профкома есть законодательная база, заставляющая с ним считаться не только по желанию чиновника любого ранга, а и обязывающая учитывать позицию профкома. Я не идеалист, не все профкомы студентов работают как следует, но, в отличии от неработающего на студентов студсовета, профком сами студенты могут и переизбрать.

Уважаемый Андрей Александрович! Вернитесь в реальный мир Российских законов, хватит вносить хаос в студенческую жизнь и указывать какие организации должны от имени студентов вести диалог с ректорами и властью. Верните это законное право студентам! Я лично готов пожать руку и работать с каждым руководителем студенческого представительного органа, который прошел всю цепочку выборов, от группы до факультета и вуза в целом. И неважно, как студенты его назовут в итоге, важно, чтобы они понимали, что это их представитель, а не назначенное Вами или ректором лицо. Верните в законодательное поле увеличение стипендии на 9% и на 20% стипендиального фонда.

Поскольку ни Вы, ни Ваши заместители не считают нужным общаться со студенческой частью Профсоюза, вынужден обращаться к Вам заочно.

 

Председатель Студенческого координационного
совета Общероссийского Профсоюза образования                               Владимир Марченко.